[syndicated profile] pioneer_lj_feed

не золото, как провозглашает всеобщее мнение,
а хорошие солдаты суть пружина войны,
ибо за золото не всегда найдёшь добрых солдат,
а хорошие солдаты всегда достанут золото

 (предыдущая часть)

+ + +

Вернёмся в недавнее прошлое. На белорусском примере посмотрим, как Гроссмейстеры играют в геополитические шахматы.

В предыдущей части нашего повествования (см. 3. Пророк) мы упоминали, что Вашингтон старательно выстраивал санитарный кордон по границам РФ. Тот геополитический забор красиво именовался организацией за демократию и экономическое развитиеГУАМ. По западным рубежам РФ американский кордон должен был включать государства Прибалтики, Украину, Молдавию, на юге пройти через Турцию в Закавказье, ну и далее протянуться в Среднюю Азию. Посмотрите на карту, видите, там чего-то не хватает. Ага, без Белоруссии в американском заборе между Россией и Европой зияет изрядная дыра. Хм, а почему же в ГУАМ не вошла Белоруссия?

Замкнуть антироссийский кордон в Восточной Европе у Вашингтона не получилось. В видах сохранения белоруской прорехи в американском заборе европейские гроссмейстеры сделали тонкий политический ход, заблокировав американцам возможность привлечь в антироссийский буферный союз Минск.

12 Января 2011. Русская служба Би-би-си. – «Европа пересматривает отношение к Белоруссии»

«сейчас практически вся Европа едина во мнении, что санкции надо не просто ввести снова, но и ужесточить»

«Лукашенко — последний homo sovieticus Европы. Как долго мы будем терпеть диктатуру кубинского образца в сердце Европы»

«В последнее годы Белоруссия стремилась улучшить отношения с ЕС лишь тогда, когда ее отношения с Россией давали сбой, несмотря на то, что Москва и Минск создали "союзное государство", гарантировав безвизовый режим для граждан двух стран и отказавшись от таможенных тарифов.

Признаком того, что что-то в их отношениях явно разладилось, стала показанная по российским государственным каналам серия программ о том, что Лукашенко якобы причастен к коррупции, связан с некоторыми политическими убийствами, и вообще, возможно, нуждается в психиатрическом лечении»

Не с того не с сего Брюссель грубо отверг стремящуюся в Европу Белоруссию (в 2008-10 гг. отношения Минска с Западом заметно потеплели), объявил правящего там Лукашенко последним диктатором Европы. Была развёрнута кампания поддержки демократической оппозиции в Белоруссии. Мир замер в ожидании революции в Минске и свержения неприличного Лукашенко.

Зачем это было сделано? Дабы воспрепятствовать Вашингтону сделать Минску предложение вступить в антироссийский санитарный союз. Не могут же США признать своим другом и союзником диктаторский режим, нагло попирающий права человека!.. Вообще-то могут, конечно, если нужно. Но не в том случае, когда тот диктаторский режим шумно изобличают европейские союзники американцев. Принять Белоруссию в антироссийскую «организацию за демократию» оказалось политически неудобно.

Обратите внимание, что дело происходит в 2011 году. Это не случайность, как увидим далее, 2011 был очень важным годом в мировой политике. Тогда произошло много интересного и важного.

Ну и что же далее случилось с последним диктатором Европы? Ровно ничего дурного. Европейские претензии к лукашенковскому режиму сами собой рассосались, были преданы забвению. После известных украинских событий игры с Белоруссией утратили актуальность. И в марте с.г. минский барон Лукашенко торжественно принёс клятву верности Евросоюзу.

«бывший последний диктатор Европы, а отныне верный брюссельский вассал барон Лукашенко публично присягнул на верность Европейской Империи»

 

Белорусский геополитический этюд я рассмотрел ради иллюстрации, с каким изяществом, бывает, Гроссмейстеры мировой политики ведут свою игру. А то ведь наслушавшись выступлений публичных политиков, разглагольствований экспертов, болтовни мировых СМИ, и впрямь можно решить, что миром правят нелепые дурачки.

+ + +

Перейдём к изучению внешнеполитических манёвров РФ за прошедшее десятилетие. Надо сказать, что термин «манёвры» слабо отражает суть происходящего. Немыслимым прыжкам и загогулинам на международной арене второй ядерной державы мира могло бы позавидовать кенгуру. Да что там кенгуру, тушканчики подвились бы такой сумасшедшей прыти!

Считается, что 10-лет давности легендарная речь Путина в Мюнхене от 10.02.2007 г. декларировала намерение РФ жестко отставить свой суверенитет, противостоять американкой мировой гегемонии и препятствовать агрессивному движению НАТО на восток.

Однако, как мы помним (см. 6.3. Гроссмейстер), знаменитая мюнхенская речь Путина на деле обернулась поспешной (досрочной!) эвакуацией российских венных баз из Грузии (в угоду противному НАТО). Этот удивительный манёвр, собственно, вскоре и привел к российско-грузинской войне 2008 года.

Мало того, в июне 2007 года Путин громогласно предложил американцам совместно использовать против Ирана расположенную в Азербайджане бывшую советскую РЛС предупреждения о ракетном нападении (т.н. Габалинская РЛС). Со своей стороны Иран воспринял действия путинской РФ как враждебные.

«Депутатам меджлиса инициатива Москвы не понравилась. "Иран не позволит превратить себя в инструмент по улаживанию конфликтов между мировыми державами", - говорится в специальном заявлении парламента».

По сути дела, Путин пригласил американцев в Азербайджан для совместной борьбы против Ирана. Американцы интересное предложение не приняли.

Ну, уж после-то грузинской войны в августе 2008 года путинская РФ встала с колен на дыбы и принялась давать отпор Западу по всем азимутам. Да? Да как бы ни так!

В 2009-12 гг. началось реформирование российской армии под стандарты НАТО. Армию стали переводить на бригадную систему. В 2009 году Минобороны РФ сократило в шесть раз численность курсантов военных училищ, готовивших офицеров. А также объявило об увольнении в запас 200 тысяч офицеров. Реформаторы пообещали к 2013 году ликвидировать два десятка военных учебных заведений. На пути интеграции в НАТО путинцы с 2010 года вообще отказались от обучения офицеров в РФ, военные учебные заведения занялись подготовкой лишь сержантов

«Вузы Минобороны временно приостановят подготовку офицеров. Вместо этого с 1 сентября 2010 года они начнут обучать сержантов по программе среднего профессионального образования. Решение о временном прекращении подготовки офицеров до 2012 года было принято в связи с сокращением соответствующих должностей в рамках реформы Вооруженных сил».

В 2009 году было объявлено о намерении закупить во Франции два вертолётоносца типа «Мистраль». – «Сумма контракта вдвое превысит собственные расходы на кораблестроение». – Напомню, чем дело кончилось. В связи с известными событиями на Украине в 2014 году Париж отказался поставлять России уже изготовленные «Мистрали». И даже вернул Москве уплаченный за корабли миллиард евро. И, слава богу, эти «мистрали» российскому флоту были без надобности. Их покупка, по сути, была взяткой Парижу.

В 2010 году впервые за всю историю проведения парадов Победы на Красной площади к участию в нем приглашены воинские контингенты стран НАТО — США, Великобритании и Франции — союзников СССР по антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны.

В 2010 году были оглашение обширные планы минобороны РФ о массовых закупках натовской военной техники. В связи с чем собирались ликвидировать целые сектора российского ВПК, как бесперспективные.

«Минобороны откажется от массовых закупок бронетехники советской разработки в пользу импортных машин, продолжит покупать иностранные беспилотные аппараты, а также с высокой долей вероятности приобретет французский десантный вертолетоносец "Мистраль". Об этом в среду заявил замминистра обороны Владимир Поповкин»

«Теперь военные всерьез обсуждают покупку французского интегрированного комплекса "солдата будущего" FELIN (электронная экипировка с интегрированными системами навигации, связи и так далее) и даже южноафриканских колесных бронированных машин типа MRAP с усиленной противоминной и противофугасной защитой, а также новых немецких подводных лодок проекта 212 (или созданных концерном Siemens воздухонезависимых энергетических установок к ним)»

«армию не устраивает качество наших БТРов. "Это гробы", - утверждает Поповкин»

«Оказывается, и наше снайперское вооружение совсем не то, что надо. И покупать будут британские винтовки L96»

«… Так что дешевле купить винтовку в Англии».

«… за 15 прошлых лет мы ничего не дали и на целое поколение отстали от всего мира. Сегодня нет смысла пытаться самостоятельно наверстать упущенное. Можно сделать шаг вперед, просто перепрыгнув через поколение и получив лучшее»

В марте 2011 официально обнародовали планы ликвидации в РФ безнадёжно отсталого танкостроения, и сообщили о намерении закупать для российской армии немецкие танки «Леопард».

«Российская армия готова поменять отечественные Т-90 на "Леопарды"»

«Вооружение и военная техника, выпускаемые российскими оборонными предприятиями для Сухопутных войск, отстают по своим характеристикам от аналогичных систем НАТО и даже Китая. Такое сенсационное заявление сделал главком Сухопутных войск Александр Постников на заседании комитета Совета федерации по обороне и безопасности.

«Генерал проиллюстрировал ситуацию на примере основного боевого танка Т-90, который "на самом деле является 17-й модификацией советского Т-72", выпускавшегося с 1973 года. При этом стоимость одного такого танка в настоящее время составляет 118 млн рублей за единицу.

- Нам проще было бы купить за эти деньги три "Леопарда", - заметил Постников».

«В настоящее время средняя стоимость одного "Леопарда 2A6" составляет около $6 млн (приблизительно 172 млн рублей)».

«закупка Т-90 приостановлена, а все работы по проекту "объект 195" закрыты как "бесперспективные"».

В 2011 году начались работы по организации натовской базы в Ульяновске, которая должна была служить снабжению натовских военных контингентов в Афганистане. Охранители рассказывают, что практически никакой натовской базы в Ульяновске-то не было!.. Но вообще-то база была, хотя правда, что значительной роли так и не сыграла.

«О базе НАТО в Ульяновске»

Обратим внимание, при каких обстоятельствах РФ устремилась на помощь США и НАТО в Афганистане, это гораздо важнее самой базы. Пакистан объявил о своём намерении сократить и прекратить транзит грузов для военных натовских контингентов в Афганистане. Углубляться в коварную диалектику афганской войны не станем. Отметим лишь, что в Афганистане США сражаются против движения Талибан, которое поддерживает Пакистан. За прошедшие полтора десятилетия США, потратив на войну триллион долларов, так и не сумели приблизиться к военной победе, Талибан контролирует по крайней мере половину страны. Так вот, в связи с проблемами с пакистанским транзитом на помощь американцам пришла услужливая РФ.

НАТО обратилось к России с просьбой предоставить свою территорию для транзита грузов из Афганистана в 2011 году, после того, как для этой цели оказались закрыты Пакистан, Узбекистан и Киргизия (позднее эти страны вновь разрешили перевозки). Проект был запущен в августе 2012 года.

18 мая 2015. – «Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление правительства, прекращающее транзит иностранного вооружения в Афганистан»

«В документе, опубликованном на портале правовой информации, указывается, что утратившим силу становится постановление 2008 года «О порядке наземного и комбинированного транзита через территорию России вооружения, военной техники и военного имущества, следующих в адрес Международных сил содействия безопасности в Исламской Республике Афганистан».

Решение прекратить транзит объясняется прекращением действия положений резолюции Совета безопасности ООН 1386 от 20 декабря 2001 года».

«Россия способствовала военной операции в Афганистане, предоставив НАТО свое воздушное пространство для переброски вооружений. Кроме того, для нелетальных вооружений использовалась и база в Ульяновске».

Би-би-си, 18 мая 2015. – «В октябре 2010 года Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост президента России, принял участие в саммите НАТО в Лиссабоне. Альянс пригласил его на встречу, несмотря на напряженность, вызванную августовской войной 2008 года с Грузией, когда Россия поддержала Южную Осетию.

Медведев пообещал оказать дополнительную поддержку усилий НАТО в Афганистане, включая транзит войск и грузов через российскую территорию, а также поставки российских вертолетов для афганской армии.

Переброску военных грузов НАТО в Афганистан и обратно предполагалось, в частотности, осуществлять через коммерческий транзитный пункт в Ульяновске.

Ульяновск был предложен после того, как в 2011 году оказались перекрыты транспортные пути через Пакистан. Тогда альянс обратился за помощью к России. Через Ульяновск была осуществлена пробная поставка груза для британского контингента, но контракты подписаны не были».

12 февраля 2016. – Бывший американский посол в России Майкл Макфола в газете “Corriere della Sera”:

«Макфол рассказал корреспонденту издания, что в течение первых трех лет после "перезагрузки" между Москвой и Вашингтоном складывались довольно хорошие отношения, страны сотрудничали во многих областях: новый договор Start (СНВ-3), санкции против Ирана, вступление России в ВТО, Northern Distribution Network (перевалочная база НАТО в Ульяновске), позволившая использовать российскую территорию для обеспечения американских войск в Афганистане и способствовавшая захвату бен Ладена. По словам Макфола, это, вероятно, был самый лучший период американо-российского сотрудничества».

6 марта 2009 года министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Хиллари Клинтон учинили символическую «перезагрузку» отношений Москвы и Вашингтона, ухудшившихся за восемь лет правления предыдущей администрации США. И действительно, в 2009-12 гг. РФ стремилась всячески услужить Вашингтону. При этом внутри страны «патриотическая» антиамериканская пропаганда не ослабевала. Поэтому российская общественность не представляет, какого рода услуги оказывали и предлагали оказывать клятой Америке правящие чекисты.

+ + +

В славном 2011 году Москвабад всерьёз готовился к военным действиям против Ирана. Для демонстрации готовности и практической способности РФ поддержать американскую интервенцию в Иран российской армией были проведены масштабные военные учения.

«Самое масштабное в 2011 г. стратегическое учение «Центр-2011» проводилось с 19 по 27 сентября под руководством начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации на территории регионов Урала и Поволжья Российской Федерации, а также республик Казахстан, Таджикистан и Киргизской Республики.

Целями данного учения являются выработка единых взглядов и подходов к созданию, функционированию и применению группировок войск (КСОР ОДКБ и КСБР в ЦАР), в случае возникновения вооруженных конфликтов в Центрально-Азиатском регионе, совершенствование навыков командующих и штабов в управлении войсками при переводе их с мирного на военное время, планировании и проведении специальных операций, перегруппировке войск на большие расстояния.

Этому соответствовала и тема учения: «Подготовка и применение межвидовых группировок войск (сил) при стабилизации обстановки и ведении военных действий на Центрально-Азиатском стратегическом направлении».

«… Во время различных этапов учения «Центр-2011» на полигонах, расположенных на территориях Российской Федерации, Республики Таджикистан, Республики Казахстан, Киргизской Республики, акватории Каспийского моря прошли розыгрыши тактических эпизодов боевых действий совместными группировками войск. При этом в основу практических действий были положены этапы проведения специальных операций при локализации вооруженного конфликта в кризисном районе, а также прошли розыгрыши эпизодов совместных действий сухопутных и морских группировок войск при поддержке боевой авиации.

К проведению учения на основе двусторонних договоренностей привлекались органы военного управления, войска (силы) вооруженных сил государств-членов ОДКБ (Киргизской Республики, Республики Таджикистан, Республики Армения, Республики Казахстан и Республики Белорусь).

Всего в стратегическом учении от государств-членов ОДКБ приняли участие до 12 тысяч военнослужащих, до 50 самолетов …»

«… одной из особенностей стратегического учения «Центр-2011» стало то, что впервые были опробованы практически все образцы вооружения и военной техники, имеющиеся на вооружении, которые показали высокую эффективность».

27 сентября 2011 года. – «Дмитрий Медведев посетил полигон Чебаркуль, где проходит завершающий этап комплекса командно-штабных учений и тренировок органов внутреннего управления войск в рамках стратегического военного учения «Центр-2011».

Глава государства вручил участникам манёвров государственные награды».

В 2011 году европейцы подталкивали Вашингтон к войне против Ирана в видах предотвратить создание иранской ядерной бомбы. Как видите, в проектируемую антииранскую коалицию предложили и боевитую РФ. Однако американские стратеги так и не решились на военную экспедицию. Вашингтон пошёл иным путём, в 2012 году начались тайные переговоры между США и Ираном, приведшие к международному соглашению об ограничении иранской ядерной программы (подробности борьбы вокруг Ирана в прядущей части 5.2. Стратег).

Вернёмся к российским делам. В 2009-12 гг. была в основном демонтирована оставшаяся от СССР оборонительная инфраструктура на западном направлении. Путинский режим на международной арене демонстрировал Вашингтону свою покладистость и услужливость. В общем и целом, полным ходом шёл подготовительный процесс интеграции РФ в НАТО. Как говорится, ничто не предвещало.

В феврале 2014 года вторая майданная революция на Украине свергла режим Януковича. Вообще-то, правительство Януковича проводило энергичную политику украинизации и евроинтеграции б. УССР. Но майданные революционеры подняли ширнармассы на восстание против злочинной влады под лозунгом, что евроинтеграция идёт недостаточно стремительно. И что необходимо срочно, не торгуясь и даже не читая, подписаться под любыми условиями предложенной Брюсселем экономической ассоциации с Евросоюзом. Почему-то это не выдающееся для Украины событие (пана Януковича уже свергали в ходе предыдущей революции, ему было не впервой) привело к вмешательству Москвы. Россия вернула себе Крым и поддержала русское национальное восстание на востоке Украины. Прежде путинцы никогда и никак не готовились к борьбе за русские интересы на Украине, и по всему было видно, что о грядущем возращении Крыма они узнали лишь немногим ранее дорогих россиян.

Дальше и того чуднее. Не развязавшись толком с украинским кризисом, РФ ввязалась в многолетнюю сирийскую гражданскую войну. В сентябре 2015 года путинцы с грандиозным пропагандистским шумом учинили военную экспедицию в Сирию для спасения не первый год гибнущего алавитского режима. Зачем и для чего российской армии воевать в Сирии, у путинцев нет внятного объяснения и поныне.

История метаний РФ по международной арене оставляет впечатление безумия, не правда ли. Но это следствие неправильно выбранной точки зрения, ошибочной исходной предпосылки, что РФ независимое суверенное образование. С иной точки зрения логика событий приобретает стройную рациональность. Становится понятно, к чему мы вместе с остальным миром шли и к чему ныне пришли. Об этом в следующей части.

+ + +

(продолжение)

[syndicated profile] sted_ats_02_feed
Погоня по Средней Азии - Павел Назаров - Ridero


Вышла книга Назарова в моем переводе. На сайте по ссылке выше можно прочитать первые 25% текста этой книги.


Эта книга Павла Назарова под названием Hunted through Central Asia вышла в свет в Великобритании в 1932 году на английском языке.


Впервые на русском языке эта замечательная книга Павла Назарова была издана в Бишкеке — в столице Киргизской республики в издательстве «Раритет» в 2015 году под названием «Бегство из Центральной Азии» в переводе известного краеведа из города Бишкека Владимира Петрова. Я об этом писал в своём ЖЖ здесь ранее.


Однако, нисколько не умаляя замечательного труда коллеги из Киргизии, я счёл возможным осуществить свой перевод этой книги, который в некоторых деталях отличается от перевода, сделанного Владимиром Петровым.

(no subject)

Sep. 19th, 2017 08:05 am
[syndicated profile] sashha_feed


The next phase in enjoying Belgian beers - no gulping, no sipping.
Just contemplation.

(no subject)

Sep. 18th, 2017 01:31 pm
[syndicated profile] sashha_feed


В Мехелене же для украшения города висят вот такие стяги, их 3-4 типа, каждого - немалый тираж.
Негритянку посчитали и просто саму по себе экзотичной, висит спокойно.
А белой девушке подожгли шапку и шарф - для большего интереса.

(no subject)

Sep. 18th, 2017 01:18 pm
[syndicated profile] synthesizer_feed


Весь год живешь себе спокойно, ни о чем таком и не мечтаешь, а только посреди бабьего лета, с тоской глядя на улетающих бекасов или зябликов, на то, как утки, оглушительно крякая, с огромным трудом сталкивают с насиженного места на отмели огромное, обросшее за лето ракушками, облако, чтобы оно уплыло вниз по течению к Астрахани, нет-нет, да и задумаешься… Ведь не может же такого быть, чтобы совсем никак…Ну, пусть низко, пусть на бреющем над лесом, пусть с перерывами на отдых через каждые триста метров, но как-то же должен… Ведь снилось же прошлой ночью, как ты стремительно летел выше леса стоячего, ниже облака ходячего и… Ну, хорошо, пусть не прошлой ночью, а много лет назад, но ведь снилось же! Еще и синяк остался от удара о землю и, если бы не прикроватный коврик… Должен же быть какой-то рудиментарный орган, какие-то железы, какой-то, в конце концов, аппендикс, который отвечает за эту способность. Наверняка его можно развить, если каждый день махать руками и одновременно подпрыгивать. И ты начинаешь незаметно для себя размахивать руками, хлопать ими по бокам и подпрыгивать, точно глупый пингвин, который, вместо того, чтобы спрятать тело жирное в утесах, воображает себя черной молнии подобным. В тот момент, когда ты широко раскрываешь клюв, чтобы прокричать буря, скоро грянет бу… твои ужимки и прыжки замечает жена и велит идти перебирать картошку, перед тем как ее спустить в подвал. Оказывается, надо отбирать мелкую отдельно на салат. Сто раз ей говорил, что проще выбросить мелочь на компостную кучу. Так нет же – наварит под самый Новый год этого гороху в мундирах полную кастрюлю и чисть его. У нее, видите ли, нервный срыв может случиться от такой монотонной работы, а у меня даже и органа такого нет, который за этот срыв отвечает. Ну, да, сейчас нет… Может, он и был, но в ходе семейной жизни эволюции превратился в аппендикс. И не только он. И если бы не превратился, я бы сейчас как взмахнул руками, как подпрыгнул…

ДВА ВАРИАНТА ДВА

Sep. 18th, 2017 11:27 am
[syndicated profile] synthesizer_feed
Ветер давно утих…
Только молодая осина
Никак не успокоится

Ветер давно утих…
Никак не успокоится
Молодая осина

Ветер давно утих…
Все никак не успокоится
Молодая осина

Учи матчасть

Sep. 17th, 2017 11:59 pm
snake_elena: (Default)
[personal profile] snake_elena
Граждане, учите матчасть, чтобы не оказаться в таком положении, в каком оказалась сегодня я.
Сходила, понимаете, на рынок, вернулась, включила комп, а интернета у меня нет. Ну, я же умная, не лохушка какая-нибудь, сразу давай смотреть, что к чему. Смотрю - модем выключен. Ну, тут вообще просто, кнопочку нажать, он и включится. Нажала. А он, сцуко, не включается. То есть абсолютно.
Поскольку перед тем, как уйти на рынок, все работало, села Змея и давай думать. Надумала, что утром запускала Петрушку, в смысле робот-пылесос, и на базу он вернулся аккурат перед тем, как я ушла.

Ну, я же умная, не лохушка какая-нибудь (см. выше), поэтому сразу полезла проверять, какие провода Петрушечка мой выдернул в процессе работы. Такое случается редко, но вероятность все равно имеется.
Провода у нас давно скрутились в змеиное кубло, поэтому я села на пол и терпеливо их распутала. Потом проверила - все, что воткнуто в модем или, наоборот, в пилот, воткнуто надежно. Пилот работает, комп работает, все штекеры и вилки сидят плотно, а модем не включается.

Позвонила г-ну К. Он тяжело вздохнул и сказал, что модем давно пора менять. Ну, тут я не спорю, но мне так жалко потратить часа 3, а то и больше, на поход в офис Белтелекома, что даже думать об этом не хочется. Но, надо полагать (решила себе я), что завтра все-таки придется.

Позвонила ребенку Дарье. Она тут же спросила, плотно ли сидит чего-то там, типа кабель питания. Типа я знаю, который из них вот конкретно этот. В любом случае, плотно сидели все.
В общем, я смирилась, что рабочий день потерян, ибо какой перевод без интернета, и пошла на кухню готовить всякую еду. Скоротала за готовкой afternoon, а тут как раз и Дашка приехала из Минска. Мы с ней поговорили обо всяком, а потом она пошла смотреть модем, потому что ей без интернета жить скучно. Мне тоже, но я в этом никому не признаюсь.

Взяла это она модем в руки и молвит человеческим голосом - мать, я же тебя спрашивала про кабель питания.
Короче, выяснилось, что этот самый кабель (надеюсь, я его правильно называю), не мог сидеть плотно по той причине, что вообще выскочил наружу и мирно валялся на полу. Но поскольку он валялся в стороне от змеино-проводочного кубла, я его, естественно, не увидела. А если уж совсем честно, то мне и в голову не пришло искать, потому что откуда же я знала, что он там должен торчать? Я вам больше скажу, даже если бы я его нашла, то ни в жисть не догадалась бы, куда его втыкать, так что все к лучшему.

Короче, учите матчасть, граждане, чтобы знать, сколько и каких проводов должно торчать из девайсов и гаджетов, без которых вам жизнь не мила.
Мало того, что я потеряла рабочий день, надо мной еще и жестоко постебались за то, что я про этот дурацкий кабель не знала. Как будто я обязана, в самом деле!:))

Книжка

Sep. 17th, 2017 05:22 pm
[syndicated profile] isl_feed
Несколько неожиданно для себя самого написал небольшую книжку об Эдит Сёдергран. Книжка выйдет на днях и 20-го числа, в среду, на Невском, 20, (филиал библиотеки Маяковского) будет ее презентация, куда и хочу всех пригласить. Официальный анонс приведу ниже, но сначала несколько слов от себя.
Сёдергран приобрела некоторую известность в России еще в советское время, главным образом, благодаря книжке переводов Михаила Дудина. Переводы эти (если можно называть «переводами» переложения верлибров традиционным стихом) кажутся мне довольно неудачными не столько даже в чисто литературном отношении, сколько из-за того, что из-за них сложился своего рода читательский стереотип восприятия имени Сёдергран – мне неоднократно приходилось сталкиваться примерно с таким представлением: романтическая поэтесса с трагической судьбой, писавшая о любви, о природе, о любви к природе… Отчасти я сам этот стереотип разделял, и когда Л. И. Амирханов (издатель) предложил написать о Сёдергран, я долго не хотел соглашаться. Когда же я все-таки взялся, то увидел, что все гораздо сложнее и содержательнее. Приведу лишь один пример. В 1919 году жившая в нищете и безвестности, голодавшая (буквально) и фактически смертельно больная Эдит Сёдергран писала в письме – всего лишь втором – совершенно незнакомому ей лично человеку (адресатом была молодая писательница и литературный критик Хагар Ульссон, одна из тех немногих, кто с пониманием откликнулся на второй сборник стихов Сёдергран «Сентябрьская лира»): «Можно ли спросить? Работаете ли вы ради дела вообще или же стремитесь найти отклик конкретных людей? Дайте мне список. Есть несколько душ, которые я бы хотела захватить», – здесь она называет пару имен своих современников – финских поэтов, писавших на шведском языке, а затем начинает говорить о… Игоре Северянине: «Он очень мощная сила и должен оказаться восприимчивым к нашим идеям. Но вначале мы должны его правильно подготовить, у него дрянные манеры и он не знает, как следить за собой. Он может стать нашим мостом в Россию, через него мы вовлечем лучших из России в наше движение… В один прекрасный день мы доберемся до всей оставшейся Европы».
Несмотря на название и издательскую аннотацию никакой особой «краеведчины» я не писал. Я лишь старался расширить довольно скудные биографические сведения, кочующие из одной русскоязычной публикации в другую. Впрочем, жизнь Сёдергран была связана главным образом с Райволой, так что краеведения тоже пришлось коснуться.
Вот как-то так.
И, конечно, спасибо всем тем, кто так или иначе помогал при работе над книгой.
Официальный анонс презентации:
Книжный клуб «Невский 20» после летних каникул возобновляет работу
20 сентября 2017 года состоится презентация новых книг:
И.С. Лапин. Эдит Сёдергран в Райволе – Издательский центр «ОСТРОВ»
Книга посвящена финской поэтессе, писавшей на шведском языке. Она жила в Райволе (ныне Рощино) и умерла от туберкулеза в 1923-м в возрасте 31 года. Эдит Сёдергран прожила недолгую жизнь, оставив нам прекрасные стихи и интересные фотографии, на которых запечатлена наша любимая Райвола, ныне популярный поселок Рощино. Книга рассказывает не сколько о поэзии Сёдергран, столько о ее жизни в Райволе, представлены фотографии Райволы, сделанные поэтессой.
Аале Тюнни. Моя Инкери – Издательство «Гйоль»
«В своей книге я постаралась воссоздать образ той Ингерманландии, которая была и которой больше нет. Это была Ингерманландия, которую знал мой род, Ингерманландия, развитие культуры которой было основным содержанием жизни моего отца. В семидесятые годы, когда впервые возникла идея создать такой труд, я начала беседовать со своими старшими сородичами. Многие ингерманландцы тогда все еще боялись высказываться публично, и мне пришлось отложить воплощение своего замысла. Шли годы, и мои собеседники один за другим покидали этот мир. Теперь же я могу лишь с благодарностью посвятить эти воспоминания». В произведении Аале Тюнни живет навсегда утраченный мир Ингерманландии, его сказания и легенды, страхи, надежды и мечты. Все это создает исторический фон тех роковых испытаний, которые впоследствии довелось испытать ингерманландцам.
Начало в 17.00.
Вход свободный

(no subject)

Sep. 17th, 2017 12:25 pm
[syndicated profile] synthesizer_feed


Опята пошли… Хорошо идти по лесной тропинке вслед за белой бабочкой с черными прожилками, нарочно медленно перелетающей с куста на куст, далеко уводящую тебя от гнезда, в котором жена, вставшая ни свет ни заря, ушедшая в лес с собакой, принесшая из лесу две огромных корзины с опятами и собака третью, сидящая теперь в ужасе перед горой опят, которые нужно перебрать, очистить, отрезать края у ножек, промыть, отварить, засолить, уложить в эмалированное ведро под гнет, убрать в погреб, доставать каждый раз к обеду, ужину, новому году, дням рожденья, наполнять ими банки, ходить с этими банками в гости и рассказывать о том, какой был грибной год, что опят уродилось хоть косой коси, и если их не съесть, то сердце кровью обливается, потому, что вставали ни свет ни заря, собирали, чистили, перебирали, отрезали края у ножек, отваривали, солили…

(no subject)

Sep. 16th, 2017 06:09 pm
[syndicated profile] synthesizer_feed


К вечеру, перед тем, как ужинать остатками кролика тушеного в красном вине и пить чай с кизиловым вареньем, оденешься потеплее и пойдешь прогуляться в поле, заберешься на холм, поросший ромашками, давно высохшим иван-чаем и еще цветущим зверобоем, станешь слушать, как пронзительно поют кузнечики, как еле слышно жужжит где-то за облаками самолет и думать, что все могло бы быть по-другому. То есть, вообще все с самого начала или хотя бы с середины. Стоял бы сейчас себе на совершенно другом холме, под совершенно другими облаками, посреди другого поля, на котором растет другой иван-чай, другой зверобой, другие ромашки и совершенно другой самолет невидимо жужжал бы за другими облаками. Стоял и думал бы, что все могло быть совершенно по-другому… Может, конечно, и не все, но кролик мог бы быть тушеным в красном вине, а не в сметане и варенье быть не абрикосовым с миндалем, а... Ну, хорошо. Черт с ним, с вареньем. Пусть будет абрикосовым. Пусть будет даже с миндалем, но уж слова-то в песне кузнечиков точно могли бы быть другими.
[syndicated profile] sted_ats_02_feed
Оригинал взят у rus_turk в Охота на тигра в русских пределах: Эпизоды из туркестанской жизни
Н. Н. Каразин. Охота на тигра в русских пределах. Эпизоды из туркестанской жизни // Нива, 1872, № 12, 14.

Н. Н. Каразин. Казаки на охоте за тигром. 1872


I

Тигр — слово, при котором невольно рисуются роскошные картины полуденной природы.

Мы не можем себе представить хорошо знакомую, характеристическую фигуру полосатого хищника иначе, как окруженную блеском и грандиозностью тропической флоры: нам подавай сейчас темные, непроницаемые трущобы индийских лесов, яркую зелень пальм, змеевидные сети перепутанных джонглов или же плоские низменности, поросшие густым тростником, — таким тростником, росту которого позавидывали бы наши скромные дубы и липы; а над всем этим богатством растительной жизни — яркое экваториальное солнце, вызывающее из сырых, болотистых равнин густые облака тумана, пропитанные миазмами всевозможных видов лихорадки.

Вот при такой-то обстановке наше воображение рисует нам тигра, то неподвижно залегшего в тростниках, то идущего тихою, воровскою походкою, под густыми кронами перистых, словно кружевных папортников.

А между тем и при другой, совершенно противоположной обстановке вы можете лицом к лицу встретиться с неподвижным, горящим как зеленый фонарь взглядом этого животного, — и в глубоких снегах, у корней заиндевевших сосен и елей сибирских лесов, на льду озер и рек вы найдете отпечатки могучих, когтистых лап, — и в завываниях ночной мятели, когда снег крутит и бьет вам в глаза и уши, вы можете слышать глухой, задавленный рев колоссальной кошки.

С полунагим малайцем, вооруженным жалким копьем и крисом, и с нарезною винтовкою сибирского зверопромышленника, зашитого в теплые меха, сталкивается в неровном бою животное одной и той же семьи; и животное это — не временной гость нашего сурового климата, не любознательный турист, забравшийся посмотреть: какие такие бараны и лошади, которые роются в снегу, откапывая себе для пропитания промерзлые стебельки прошлогодней травки, — или же попробовать: так ли вкусно мясо жирного сибиряка, как сухое мясо шафранного малайца? Нет, этот зверь и здесь равноправный гражданин, который здесь же родился, живет, производит потомство, разбойничает и умирает — или под пулей сибирской винтовки, или же от старости, одряхлев и обессилев, лежа в густых камышах, в таком укромном местечке, что и самый любопытный кабан не забредет к нему в гости и не потревожит последние минуты старого разбойника.

В европейских зверинцах экземпляры бенгальского тигра живут долго, и даже плодятся довольно успешно, хотя молодые редко доживают до своего полного развития; но это потому, мне кажется, что привозимые к нам тигры — гости из жаркого пояса, которым гораздо удобнее проехаться в Европу в каютах и на палубах пароходов, чем трястись многие тысячи верст на перекладных сибирских дорог или тянуться с киргизскими караванами, еле ползущими по бесконечным степям Азии.

Очень может быть, что животные, вывезенные из Амурской области, Южной Сибири и Средней Азии, знакомые уже с трехмесячной зимою и двадцатиградусным морозом, гораздо лучше обживались бы в европейских зверинцах, и не требовали бы вовсе такой бережной и предупредительной обстановки.



II

Длинный ряд эпитетов, которыми тигра наградил изобретательный на все человек, указывает ясно на его разбойничий характер: хищный, коварный, злобный, свирепый, кровожадный, бешеный… и т. д. в этом же направлении; ни одной гражданской доблести. Да и самые условия жизни этого хищника таковы, что зародись в нем хотя одна искра добродетели, ему придется тотчас же положить зубы на полку и отказаться от удовольствия существовать на белом свете.

Вся жизнь тигра, от самой той минуты, когда его оближет своим шершавым языком нежная маменька, и до самой смерти, есть непрерывный поход с переменным счастьем, с удачами и неудачами, — с блестящими победами, за которыми следует роскошное пиршество, — и с поражениями, после которых приходится несколько дней зализывать кровавые рубцы и цапины и поститься с пустым желудком неопределенное время.

Самый непримиримый и заклятый враг тигра — человек; во-первых, самые доходные статьи: овцы, телята, лошади и разная домашность зорко оберегаются человеком — и для того, чтобы до них добраться, надо или очень ловко уметь красть, или же покончить предварительно с сторожами; а во-вторых, самые «цари природы» составляют довольно лакомое блюдо, — и тигры, которым несколько раз удалось попробовать человеческого мяса, до такой степени входят во вкус, что предпочитают ему всякое остальное, и всю свою жизнь посвящают нераздельно этому, совсем уже негуманному, промыслу.

Итак, между человеком и тигром идет непрерывная борьба «не на живот, а на смерть»; эпизоды этой в высшей степени разнообразной и интересной борьбы с ее особенностями, обусловленными местностью и степенью развитости одной из борющихся сторон — человека, составляют задачу моего рассказа, списанного прямо с натуры, без прикрас и романтических вымыслов, так любимых большинством туристов и охотников.

Место, занимаемое тигром в разных научных классификациях, анатомические особенности и проч. и проч. читатель может найти в любом учебнике зоологии, а потому я пропускаю их глубоким молчанием и прямо начинаю с отдельных эпизодов, из которых всякому представляется право делать какие угодно выводы.



III

Дело было под вечер. Сибирские казаки подогнали уже табун с пастбища, к самому лагерю на Чирчике, разобрали коней на приколы, и торбы с ячменем навесили.

К ночи начинало морозить.

С краю у дороги лежали и тлели кучи сухого навозу, и белый, тяжелый дым стлался наискось, по-над плетеными камышовыми кибитками, над залитыми весенней водою берегами Чирчика, и тянулся далеко — вплоть до самой крепости, где стояло над рекою красное зарево, от горевшего тростника, на ротных солдатских кухнях.

Днем еще было очень тепло: хоть в одной рубашке так в пору; а к ночи, особенно к утру, когда вся окрестность белела от утреннего мороза, и, словно высеребренный, колыхался камыш над лиманами (заливами), — жутко приходилось сибирякам в их холодных кибитках; плотно жались они друг к другу, под войлочные кошмы, или выползали греться у костров, там и сям разложенных под кручею.

Старый киргиз, пастух из Джулдамы, приехал верхом на своем тощем карабаире, потянул носом воздух и прищурил свои косые глаза; где-то мясное варилось, и на морозе попахивало сальцем… Задребезжала труба сигнальная: зовут к водопою… Прислушался киргиз: больно хорошо, — и побрел к лагерным воротам, где было полюднее и казаки толпились у возов с артельным ячменем.

Пастух новость привез сибирякам, и новость занятную.

— А вы поглядывайте, — говорил он, — зимою не слыхать было, а вот вчера сам видел двоих: на эту сторону из-за Дарий перебрались, и от ваших косяков (табунов) недалеко ходят.

— А мы нешто без глаз, — говорили казаки, — чай, тоже, свои мерена — не казенные.

А другие добавляли:

— Хоть бы поглядеть, братцы, что за штука такая джульбарс [по-киргизски тигр]; говорят, страшенная!

Потолковали, посмеялись, пастуха «латыкку» накормили, а потом и говорить перестали; однако на пастьбу стали выезжать с оглядкою; ружья заряжали каждый раз; а коли приходилось соснуть — то не все вдруг, как прежде, а тоже стали соблюдать очередь, потому — кто его знает, что может случиться.

Дня через три, рано утром, чуть только стало светать, два сибиряка из молодых, Ерошка и Данило Мамлеев, на неоседланных конях погнали из косяка в лагерь. Невзнузданные лошаденки бойко рысили рядышком, махая всклокоченными гривами. Скоро они поравнялись с барханом, который виден с чиназской дороги; там уже не более версты осталось до лагеря: длинные ряды кибиток чуть виднелись в утреннем тумане, и по ветру еле-еле доносило людские голоса и собачье тявканье.

Оба коня шарахнулись и громко захрапели. Ерошка чуть-чуть удержался на своем, а Мамлеев так и загремел на мерзлую землю.

Что-то длинное, полосатое лежало шагах в двадцати в канаве, вытянувшись во всю длину и спрятав широкую, круглую морду между передних лап.

Поднялся Мамлеев на ноги, поглядел, куда ему Ерошка указывал, и снял из-за плеч винтовку.

— Пали, дядя, что ли… я опосля, — шептал ему Ерошка, едва сдерживая своего Буланку; а Лысый Мамлеева, задрав хвост кверху, давно уже вынесся на дорогу, и скакал уже почти что у самого лагеря.

Пеший казак раза два прицеливался; приложится и посмотрит через прицел: что за диковина? а «диковина» лежит и не пошевелится, только кончик хвоста чуть вздрагивает, да у самого носа сухая трава колышется от сдержанного дыхания.

Гулко загудела винтовка. Тигр рявкнул, подпрыгнул аршина на два вверх и закружился на месте.

— Стреляй, брат, стреляй! — кричал Мамлеев, не попадая в дуло новым патроном.

Буланка вертится как дьявол, трещит веревочный повод в сильной казачьей руке — как тут стрелять?.. Соскочил Ерошка на землю; его буланый подрал вслед за Лысым. Близко подобрался сибиряк и выстрелил… Свалился тигр на бок, всадил в землю вершковые когти и замер.

Стали швырять в нею комьями; не шелохнется. Ну, надо полагать, что издох.

Данило еще раз выстрелил для верности, только клок красноватой шерсти взлетел на воздух.

Оставили казаки на месте свою добычу, а сами пошли в лагерь за лошадьми и телегою.

Весь лагерь собрался к 5-й сотне смотреть на убитого зверя. Шестеро дюжих казаков едва сволокли его с телеги. Завыли собаки по лагерю и лошади уши насторожили: потому — чуют.

Ну уж хвастались Ерошка с Мамлеевым: «Мы не мы… Просто хоть на десять таких тигров-то; это все нам наплевать!..»

Пришел из слободки бессрочноотпускной солдатик; давно он уже живет в отпуску, с самого взятия Ташкента Черняевым, и рыбною ловлею промышляет, а то и охотою забавляется. Что заработает, то и пропьет, благо кабаков в Чиназе больше чем остальных домов, и везде торговля идет без задержки — нельзя пожаловаться.

Пришел солдат и посмеивается.

— А вы не больно храбритесь, — говорит, — это вас Господь пронес милостивый, — потому, тигра-то брюхата, а в таком случае все равно, что человек, что зверь, от драки норовит подальше. А коли б, — говорит, — не было ему этого положения, он вам лохматку-то встрепал бы.

— Ладно! мы еще поглядим, как встреплет-то, — проворчал Мамлеев, а сам на брюхо тигру поглядывает. «То-то, — думает, — его как будто маленько раздуло».

Стали взрезывать. Смотрят: парочка маленьких, словно котята, желтенькие такие, головастые, а поперек, уже черные полоски оказываются.

Вынули тигрят и всякий потрох, набили брюхо полынем и клевером (хотели к губернатору целиком в Ташкент везти, так, чтобы не протух дорогою) и на арбу коканскую взвалили.

— Ну, теперь, ребята, вы берегитесь, — говорил бессрочный, — по одному они никогда не ходят. Таперича вы хозяйку ухлопали, хозяин вам спуску тоже не даст: либо на вас, либо на ваших конях, а он зло свое сорвет-таки.

Сказал это слово солдат, подсвистал своего Палкашку с оторванным ухом, и заковылял по дороге в слободку, к тетке Бородихе в гости.

Ну и зорко же берегли казаки, после этого случая, и себя, и добро свое; сторожа все ночи глаз не смыкали, а в цепи вокруг косяков огни раскладывали, — и ничего, Бог миловал. Недели две все было покойно. Слыхали раза два в камышах, на острове, глухое рычанье на утренней зорьке, но на эту сторону сам-то не показывался: тоже понимал, что не просто живут, а с оглядкою.

Прошло недели три. Мамлеев и Ерошка давно уже пропили ту пятидесятирублевую бумажку, что от губернатора за шкуру получили, и все пошло как по старому. Был, правда, один случай, который напомнил казакам, что плошать не следует, — да и об нем скоро забыли; не до того было. У сотенного одиннадцатой сотни славная была кобыла рыжая из орды: походом она жеребеночка принесла, такою шустренького, и ходил этот жеребеночек с маткою в общем косяке. Раз вечером пропала кобыла. Искали всю ночь, так и не нашли ничего, хоти кругом все изъездили. К обеду только пришла лошадь в лагерь, одна, без жеребенка, и весь зад в тряпки ободран, так что смотреть даже страшно: значит, в хороших руках побывала, в таких, что шутить не любят.

Рано утром, шестеро казаков переправились вплавь через Чирчик и поехали, захватив с собою арканы, высмотреть, где бы удобнее было жать камыш на казачьи кухни; поблизости-то, еще за зиму, все пообчистили, и до густых зарослей пришлось проехать верст пять, если не больше.

Дорога пошла узенькая, только что конному пробраться; по сторонам можно было по брюхо провалиться, потому — топко. Заехали казаки в камыши, такие камыши, что словно лес стоят справа и слева. Шажком друг за дружкою тянутся, посвистывают, трубочки покуривают, а ружья только у двух заряжены, а у остальных так, только для важности за спинами болтаются, и патронов не захватил никто, кроме тех, что в ружьях.

Сзади всех ехал здоровенный казак, Трофим Козаков; поотстал он немного, подкову киргизскую нашел на тропинке, так слез поднять, пригодится. Не успел он снова сесть на своего коня, как около него вдруг заревело что-то в камышах, и перед самым лицом показалась громадная морда с красным как огонь языком и с белыми, острыми зубищами.

— Батюшки, он самый! — взвыл Трофим, стараясь высвободиться из-под тяжести звери. Крепко налег на него тигр, повалив его поперек дороги. Зубами он схватил казака за левую руку, повыше локтя, и не разжимая челюстей мял ее во рту, так, что кости трещали, а когтями впился в бок и за шею.

Не отпуская ни на одну секунду свою добычу, страшная кошка зорко следила за каждым движением остальных казаков и беспокойно била длинным хвостом но сухим стеблям измятого камыша.

Сильно оробели земляки с первого раза; у лошадей шерсть поднялась дыбом, а конь Трофима стоит тут же рядышком, смотрит мутными глазами на зверя и трясется как в лихорадке. Часто случается, что на лошадей, при встрече с этим животным, нападает такая паника, что они останавливаются как вкопанные и как будто совсем забывают о том, что у них есть две пары сильных ног, которые могли бы спасти их от беспощадного, страшного прожоры.

Наконец оправились сибиряки, — и те, что были с заряженными ружьями, взвели курки и потихоньку стали подъезжать к тигру.

Шагах в трех оба выстрелили разом.

Дико завыл раненый зверь, подпрыгнул вверх, выше камышей и рухнулся в самую чащу; через несколько секунд, казаки снова увидели его, уже шагах во ста от себя, когда он, сделав громадный прыжок, показался над камышами.

Не решились казаки преследовать тигра, да и не с чем было; подобрали израненного, окровавленного Трофима, усадили его на лошадь, с грехом пополам, и тихонько поехали в лагерь, приговаривая:

— Вот те грех. Экая притча случилась.

Закопошились сибиряки, когда узнали, какая беда случилась с Трофимом, — и порешили промеж себя, что этого дела так оставлять нельзя. Отпросились у полковника — и в тот же день восемь человек, что ни на есть лучших стрелков, отправились в камыши.

Часа через полтора пришли на то место, где зверь мял их товарища: бурые пятна от крови виднелись на тропинке, и камыши, в той стороне, куда ушел тигр, были местами обрызганы.

Шагах в двадцати нашли след когтистых лап, отпечатки задней пары были сильно углублены; здесь тигр сделал свой вторичный прыжок, здесь же казаки остановились и стали совещаться, как им поступать далее.

Поговорили малость самую, и решили идти цепью, по два человека, звено от звена не так чтобы очень близко, но и не далеко, чтобы голосом впору хватало. Пошли. Придерживались больше к средним, к тем, что шли по самым следам.

Все время им попадался камыш, обрызганный кровью на пол-аршина от земли: под одним из густых кустов тигр ложился ненадолго, тут и крови было побольше; потом опять шагов на десять виднелись следы круглых лап с подобранными когтями, — здесь, видно, еще был сделан громадный прыжок, потому что след обрывался и казаки никак не могли отыскать его продолжения.

Снова собрались казаки, обошли кругом раза два, не нашли следа, да и только, словно сквозь землю провалился. Промаялись вплоть до той поры, что уже к самому низу солнышко спустилось и потянулись по камышам длинные тени, озолотилися пушистые метелки и засвежело по лиманам.

— Ну, знать, неудача, не в добрый час вышли, — решили охотники, и все толпою побрели обратно на дорогу.

— А энто что, братцы? — сказал молодой казак, шедший впереди всех, и голос у него дрогнул и оборвался.

До той поры казаки шли молча, и этот тревожный оклик кольнул всякого в сердце, и по телу мурашки забегали. Подняли глаза охотники — и все разом увидели то, что целый день искали так неудачно.

Широко шагая, далеко оттягивая назад задние лапы, тигр шел, почти касаясь земли своим грязно-белым брюхом; казалось, что длинное, полосатое тело ползло по сухим камышам. Без звука, без малейшего шелеста скользил зверь по зарослям, опустив к самой земле голову, обрамленную густыми, белыми бакенбардами и волоча за собою длинный, кольчатый хвост. Он, казалось, не замечал охотников, хотя зеленые глаза его в сумерках горели как светляки, и каждому казаку чудилось, будто косой, свирепый взгляд обращен именно на него. Восемь человек, каждый с винтовкою в руках, стояли неподвижно, словно очарованные.

Тигр шел наискось, расстояние между ним и казаками становилось все менее и менее. Вот он перешел через тропинку, ни один прутик не заслонял его от пуль, а охотники все стояли да глядели. Приостановился страшенный зверь, прилег на землю и глухо зарычал, как бы раздумывая: начинать ли ему схватку или не стоит связываться; вероятно, последняя мысль пересилила, потому что тигр тихонько, не оглядываясь, начал удалятся от стрелков.

Две пули, одна за одной, глухо стукнули в живое тело. Заревело раненое животное, и только хвостом мелькнуло в густой чаще.

— Врешь, не уйдешь! — закричал один из казаков, Трофимов племянник, и бросился вслед за уходящим зверем, за ним кинулись остальные.

Никто не разобрал, как и что такое случилось в такой гущине, что повернуться было трудно. Несколько выстрелов блеснули в темноте, послышался тяжелый человеческий стон и хрипение насмерть раненного тигра.

Вытащили казаки на чистое место своего мертвого врага, потускнели страшные глаза и оскаленные зубы прикусили конец высунутого набок языка.

Вынесли и казака, что попал в недобрые лапы; целое бедро у него было вырвано, и горячая кровь хлестала аршина на три. Перевязали раненого кое-как рубашками и понесли домой на ружьях, так и не приходил в себя бедный казак; помер часа через три в судорогах.

Дешево досталась казакам хозяйка, да не так легко поладили они с хозяином: один казак на тот свет отправился, а другому руку у самого плеча отрезали.

Однако за шкуру пятьдесят рублей все-таки получили от губернатора — зачем пропадать, годится детишкам на молочишко.



IV

Не знаю, чем руководствуется тигр при выборе жертв, когда несколько живых существ, да еще разнообразных, представляют ему одновременно одинакие условия для нападения, — но только выбор этот бывает иногда чрезвычайно оригинален.

Раз под вечер, между Джульдамой и Чиназом, когда русские не успели еще вырубить и сжечь всех камышей в окрестности — и по обеим сторонам узкой дороги, много выше всадника, колыхались пушистые беловатые метелки, — шажком, как вообще ездят сановитые азиаты, пробиралась небольшая группа всадников.

Это был сборщик податей Кураминского района с своими помощниками и слугами джигитами.

Сарты ехали гуськом, друг за другом; сам сборщик важно покачивался на седле, сурово поглядывая из-под необъятной чалмы. Всех путешественников было человек восемь, и поезд этот тянулся довольно длинною вереницею.

Впереди всех, задрав пушистый хвост на спину, бежала небольшая дворовая собака, с бубенчиком на косматой шее.

Вдруг громадный, старый тигр, перепрыгнув ближайшие к дороге кусты молодой джиды, показался на тропе, между последним и предпоследним всадниками. Размашисто шагая, почти скользя по земле, хищник в несколько мгновений обогнал всю кавалькаду, схватил бедную собаку, прежде чем кто-либо успел опомниться, — и скрылся. Жалобный собачий визг раздался по крайней мере шагах в трехстах от места нападения.

Это случилось почти в виду киргизских аулов, расположенных поблизости дороги, так что легко слышны были человеческие голоса, и в вечернем воздухе пахло дымом горевшего камыша.



V

С большим трудом перебрались мы через Чирчик между Ташкентом и Той-Тюбе, — река эта, разветвляясь на несколько рукавов, широко разливается по каменистому руслу, и переправа тянется по крайней мере с версту.

Небольшой слой мокрого снега выпал на глубокую грязь, и колеса нашего легкого казанского тарантаса вязли почти по ступицу. Измученная тройка едва вытаскивала экипаж, натягивая как струны веревочные постромки.

Холодный ветер бил в лицо, по небу неслись разорванные темные тучи. На тощих деревьях, по сторонам дороги, сидели печальные грачи, прижав свои мокрые головы, так что только длинные, толстые клювы торчали навиду. Поминутно слышалось вытье волков или тревожное хлопанье мокрых крыльев спугнутой нашим приближением пары уток.

Чуть-чуть рассветало.

Несколько конвойных казаков, завернувшись в верблюжьи башлыки, плелись по сторонам и сзади экипажа, и у всех была одна заветная дума: «Когда же наконец кончится эта проклятая дорога!..»

Вдруг вся тройка замялась на совершенно ровном месте и остановилась. Коренная попятилась назад, пристяжные жались к оглоблям. Лошади храпели и насторожили уши; верховые, казачьи кони тоже обнаружили небольшое беспокойство.

После нескольких ударов кнута и криков, не принесших желанных результатов, мы вышли из тарантаса, с намерением исследовать причину страха. Первый открыл ее джигит-киргиз, ехавший с нами на козлах, и указал нам.

Заветною чертою, которую не решались перешагнуть наши кони, был свежий след тигра, перерезывающий дорогу; рядом с отпечатками лап виднелась широкая полоса, будто бы животное волочило за собою довольно громадную тяжесть.

Судя по свежести следа, зверь прошел не более как за несколько секунд перед нами; если бы было немного светлее, мы, вероятно, видели бы его в то время, когда он переходил дорогу. Глубокие впадины следов, на наших глазах, засасывались топкою солонцоватою грязью.

Повозившись немного с лошадьми, мы одолели-таки овладевшую ими панику и тронулись дальше.

Скоро зачернелось перед нами длинное строение. Это был караван-сарай (постоялый двор), стоящий вдали от всякого жилья на полдороге между переправою и Той-Тюбе.

Передний фасад этого здания составляли две небольшие сакли, сложенные из глины, и между ними ворота с навесом, запирающиеся двумя довольно толстыми жердями.

Просторный, открытый двор был обнесен высокою глинобитною стеною. С одной стороны двора, вдоль стены тянулся легкий навес, с нагроможденными на нем запасами топлива и клевера. Несколько тощих коров и десятка три овец и коз жались от холода по углам двора; две оседланных лошади стояли под навесом, покрытые с головами теплыми, ковровыми попонами. В сакле горели уголья, около которых грели окоченелые руки какие-то проезжие сарты.

Первое известие, которым встретил нас пожилой таджик, хозяин двора, было то, что за час перед нашим приездом у него был непрошенный гость, наделавший хозяину много убытков.

Старик взял фонарь, повел нас в глубину двора и указал нам тигровые следы, одинаковой величины с виденным нами на дороге.

Тигр перескочил через стену — аршина четыре вышиною, несмотря на крики и шум перепуганных обитателей, нахально побегал но двору, как бы выбирая: чем бы получше поживиться, — и наконец, схватив большой шерстяной кап (батман) с бараньим салом, стянул его с арбы, и прежним путем отправился восвояси. В капе было более восьми пудов сала, накопленного хозяином для ташкентского базара.

Так вот что волок полосатый вор, напугавший так нашу усталую тройку!



VI

Раз как-то мне особенно везло счастье: моя Альфа вела себя очень хорошо: не порола горячки, по обыкновению, и твердо выдерживала стойку. Пар шесть красивых фазанов висело у меня на поясе, и я, увлекшись удачной стрельбой, довольно далеко забрел от форта.

Волнистая местность, густо заросшая джидою и саксаулом, прорезывалась там и сям узенькими тропинками, проложенными верблюдами, которые очень любят лакомиться молодыми побегами этой, чисто степной, флоры. Помимо этих тропинок почти невозможно было пробраться, да и не делая подобных попыток, вы рисковали возвратиться домой в костюме Адама, оставив на колючих шипах степного терновника бренные остатки своего костюма. Только несокрушимые, кожаные киргизские шаровары — чамбары да армячинные серые рубахи могли с успехом выдерживать борьбу с этою колючей растительностью.

У меня была короткоствольная, горластая ижемская двустволка, которая била превосходно только мелкими номерами дроби и с очень небольших расстояний: такие ружья особенно хороши для стрельбы фазанов — птицы нежной, не требующей большой силы удара, а между тем вылетающей из чащи быстро и неожиданно.

Последний убитый мною фазан перекувырнулся в воздухе, и наискосок упал в кусты, шагах по крайней мере в тридцати от дороги. Альфа кинулась за ним и несколько минут не возвращалась. Вдруг, я услышал боязливое повизгивание моей собаки и, вслед за этим, мой добрый спутник выбежал из чащи, со всеми признаками сильного испуга.

— Чтобы это могло значить? — подумал я и решился исследовать причину страха.

Осторожно раздвигая колючие ветви, я начал пробираться между кустами, пристально всматриваясь вперед. Едва я прошел шагов двадцать, как меня поразил острый спиртуозный запах, похожий на тот, который всякому удавалось слышать в бродячих зверинцах. Я тронулся еще шага четыре вперед и ясно расслышал тихое, но уже сердитое мурлыканье.

Благоразумие подсказывало мне начать немедленную ретираду, а любопытство заставило меня раздвинуть стволами ружья ближайшие ветви саксаула.

— А, вот оно что!.. На небольшой, плотно умятой площадке, не более сажени в диаметре, лежала пара недельных тигрят. Они были ростом с обыкновенную кошку, только гораздо массивнее сложены, и с большими, совсем уже не по росту, головами.

Братцы, а может быть и сестрицы, усердно теребили именно моего фазана, ссорясь между собою уморительнейшим образом. Увидя мою бороду и стволы, молодые зверки примолкли и, не выпуская из зубов птицы, попятились назад, моргая со страху глазенками; залепленные пухом, рыльца тигрят были очень комичны.

Однако долго наблюдать эту картину было не совсем удобно: с минуты на минуту могла вернуться маменька, — а с чем я мог ее встретить? с моим ружьем, страшным только для фазанов, а уже никак не для такой крупной дичи.

Это теперь, вне всякой опасности, я припоминаю подробности моей встречи, — а в ту минуту, сердце прыгало у меня в груди и душа ушла если не совсем в пятки, то наверное очень неподалеку от них.

Тихонько, задом, я стал отступать на тропинку. За всяким кустом мне чудился страшный шорох… Я начинал проклинать свое любопытство.

Едва я выбрался на чистое место и немного перевел дух, как, подобрав левою рукою свой тяжелый ягташ, чуть не бегом пустился улепетывать, подальше от страшного соседства. Альфа держалась у самых ног: она была напугана больше своего господина.

Заунывный рев долетел до моего слуха; я поддал ходу. Через минуту, этот рев повторился не более как в полуверсте за мною; потом еще ближе. Зверь меня преследовал… это было ясно.

Какое-то внутреннее чувство заставило меня обернуться; я обернулся и остолбенел…

Тигрица находилась от меня не более как во ста шагах; с глухим, сердитым рычанием она бежала по моим следам.

Спасаться бегством — нечего было и думать, а уж если и приходилось погибать, так лучше не даром: надо было сделать все, что только возможно с таким слабым оружием, какое было у меня; со мною, даже ножа не было: подобная неряшливость более нежели непростительна; приходилось за нее дорого разделываться.

Я взвел курки и присел на одно колено. Тигрица приостановилась в восьми шагах от меня, и прилегла на тропинку. Мы смотрели прямо в глаза друг другу. Страшная минута, об которой, даже теперь, я не могу вспомнить без внутреннего холода.

Минуты две находились мы в таком положении. Зверь начинал заигрывать со мною: то прищурит свои свирепые глаза, то подвинется ползком еще на шаг вперед, и все это сопровождалось зловещим рычанием, вылетавшим из-за страшных, оскаленных зубов…

Я целил как раз в глаза зверя. Я решил не дожидаться прыжка, — момента, в который я легко мог бы промахнуться, — и выстрелил…

С ужасным ревом, тигрица поднялась на дыбы. Боже!.. как громадна она показалась мне в это мгновение!

Ломая вокруг себя сучья, зверь метался и прыгал, обтирая свою морду передними лапами; эти бешеные скачки были бессознательны — тигрица была слепа: я выбил ей разом оба глаза.

Что есть духу, бегом, бросив на дороге оборвавшийся ягташ и фазанов, я пустился по тропинке, и уже на берегу Дарьи, в виду глиняных укреплений форта, я упал на землю, в полном изнеможении.

Моя Альфа улеглась рядом со мною, держа в зубах одного из растерянных мною фазанов, которого она успела подобрать во время нашего позорного бегства.

Через неделю, киргизы, пасшие верблюдов в саксауле, набрели на полуобглоданный волками труп тигрицы. Бесчисленные муравьи доканчивали работу четвероногих падальщиков, киша черными толпами около разлагающегося трупа.

Тигрят, несмотря на все старания, не могли отыскать вовсе, хотя целая неделя употреблена была именно на это предприятие.



Н. Н. Каразин. Война с тиграми в форте Перовском


Еще о туркестанском тигре:
Н. А. Северцов. Месяц плена у коканцев;
М. И. Венюков. Очерки Заилийского края и Причуйской страны;
А. К. Гейнс. Дневник 1865 года. Путешествие по Киргизским степям;
А. К. Гейнс. Дневник 1866 года. Путешествие в Туркестан;
П. И. Пашино. Туркестанский край в 1866 году;
А. М. Никольский. Путешествие на озеро Балхаш и в Семиреченскую область;
Н. Н. Каразин. От Оренбурга до Ташкента;
Е. Л. Марков. Россия в Средней Азии;
Ф. Н. Колушев. Охота на тигров;
Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии.


Источник: Гептнер В. Г., Слудский А. А. Млекопитающие
Советского Союза.Т. II, ч. 2. М., 1972




Другие произведения Николая Каразина: Другие произведения Николая Каразина: [На далеких окраинах], [Тьма непроглядная: Рассказ из гаремной жизни], [Наурус и Джюра, братья-кудукчи], [В камышах] (отрывок), [Юнуска-головорез], [Старый Кашкара], [Богатый купец бай Мирза-Кудлай], [Докторша], [Как чабар Мумын берег вверенную ему казенную почту], [Байга], [Джигитская честь], [Тюркмен Сяркей], [Ночь под снегом], [Охота на тигра в русских пределах], [Атлар], [Три дня в мазарке], [Наурусова яма], [Кочевья по Иссык-Кулю], [Таук], [Писанка], [От Оренбурга до Ташкента], [Скорбный путь].










ТРИ ВАРИАНТА ТРИ

Sep. 16th, 2017 01:49 pm
[syndicated profile] synthesizer_feed


Тихо-тихо ползите
Опята, по старой березе
Вверх, до самых высот!

Тихо-тихо ползите
Опята, по старому пню
Вверх, до самых высот!

Тихо-тихо ползите
Опята, по замшелому пню
Вверх, до самых высот!
Page generated Sep. 19th, 2017 03:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios